Панорама столицы, аэросъемка и экспедиция за полярный круг: истории из жизни молодого ученого

Панорама столицы, аэросъемка и экспедиция за полярный круг: истории из жизни молодого ученого

Накануне  Дня российской науки в Кремле чествовали молодых столичных ученых. Премией Правительства Москвы за 2019 год было отмечено 50 индивидуальных и коллективных исследовательских работ 87 ученых.

Накануне  Дня российской науки в
Кремле чествовали молодых столичных ученых. Премией
Правительства Москвы за 2019 год было отмечено 50
индивидуальных и коллективных исследовательских работ 87
ученых.
Максим Железнов отмечен высокой наградой за
разработки в области мониторинга железнодорожной инфраструктуры с
использованием аэрокосмического наблюдения. Максим работает над
серьезными научными проблемами в солидной научной организации –
Национальном исследовательском Московском государственном
строительном университете. Но будучи человеком увлеченным и
молодым подмечает любопытные моменты из жизни ученых и сегодня
рассказывает нашим читателям.

 

История №1. Про опасность

Лет 10-15 назад коллективом сотрудников Института космических
исследований Российской академии наук (и мной в том числе) была
разработана первая цифровая самолетная камера дистанционного
зондирования, на которую был получен патент как на полезную
модель. Для апробации камеры и наглядной демонстрации ее
возможностей решили провести съемки панорамы Москвы. Съемки
проводили в лаборатории аэрокосмических методов Московского
государственного университета, которая располагалась практически
под самым шпилем главного здания. Когда мы приехали на съемку,
узнали, что на следующий день будут проходить торжественные
мероприятия, посвященные 250-летию МГУ. Мы поднялись на самый
верх и начали готовиться к съемке. Выдвинули из окна и закрепили
массивный рельс, на который установили специальное поворотное
устройство с камерой. Я, как самый молодой и шустрый, работал с
подключением проводов, зависнув на многометровой высоте, в то
время как коллеги меня страховали. И тут появляется комиссия
университета, которая проверяет готовность помещений и
контингента к празднованию. Комиссия приходит в ужас и требует
убрать все это «безобразие», мотивируя тем, что упавший рельс
пробьет крышу актового зала и обрушит главную хрустальную люстру.
Мы все отвлекаемся, все молодые, нам очень весело дискутировать
на тему люстры. В момент самого главного «веселья» моя рука
соскальзывает с рельса, и я висну на страховке. Меня спасает мой
коллега кандидат физико-математических наук Александр
Сергеевич Василейский, который вытягивает меня из пропасти
за поясной ремень, как котенка. Комиссия, поглощенная
обсуждением, этого даже не заметила. Мы успешно завершили съемки,
и институт подарил мэрии Москвы первую высокодетальную огромную
панораму столицы, снятую к 250-летию МГУ. Один из экземпляров
этой панорамы занимает целую стену в Институте космических
исследований РАН, демонстрируя достижения нашей науки. Спустя
годы, встречаясь со своим старым другом Александром Сергеевичем,
мы вспоминаем этот случай, и я бесконечно ему благодарен за его
«поддержку» тогда.

История №2. Трое на реактивно-винтовом
самолете

Однажды испытывали мы аэросъемочную камеру на специальном
самолете АН-30. Интересная машина. Летает зигзагами. Когда ведет
маршрутную съемку, время от времени разворачивается и во время
поворота у нее включается реактивный двигатель, который
расположен под винтом на одном крыле (для быстрого разворота). У
самолета стеклянное дно, на которым внутри фюзеляжа
устанавливается съемочная аппаратура. От палубы до стекла внизу
метра 2-3 и фактически при установке и настройке аппаратуры
специалисты лазают, как над пропастью. В момент испытаний во
время разворота передо мной и двумя моими коллегами стояла задача
поменять световые фильтры. Для этого мы должны были залезть на
железную каркасную конструкцию над «стеклянной пропастью» и
поднять камеру, которая весила килограмм 50, достав и отключив
предварительно от гироплатформы. Итак. Штурман нам крикнул, что
сейчас будет поворот. Мы достали камеру, начали менять фильтры. И
вдруг… Страшный гул. Самолет кренится градусов на 20-30. Мы в
ужасе. Оказалось, что каждый раз при повороте включается
реактивный двигатель…

После полета мы с пилотами поделились друг с другом
впечатлениями. Один мой коллега сказал, что очень переживал за
то, что мы не удержим и уроним камеру, которая стоит несколько
миллионов. Второй говорил, что думал, как он будет подхватывать
камеру, когда та будет падать. Я сказал, что если камера начала
бы падать, вряд ли мы смогли ее поймать, а падать за ней не
хотелось бы… Результаты наших испытаний были важны для создания
целой серии приборов дистанционного зондирования, авиационных и
космических, в том числе для космических аппаратов серии
Метеор-М. Мы еще летали потом много раз, испытывали разные
приборы, но уже были готовы к поворотам судьбы!

История №3. Последний звонок за полярным
кругом

Конец мая 2015 года был необыкновенно теплым в Москве. Все было
зелено, пели птицы, цвели растения. Стояла жара 25-27 градусов,
когда я садился в поезд «Арктика», который увозил меня за
полярный круг на проведение экспериментов по оценке воздействия
тяжеловесных поездов до 10-12 тыс. тонн на железнодорожную
инфраструктуру. И вот спустя 2 дня я стою в окрестностях озера
Имандра за полярным кругом в меховой шапке и полушубке при
минусовой температуре в 3 часа ночи на ярком солнце и смотрю, как
раскалывается лед об опоры моста. Добраться до места эксперимента
можно только по железной дороге. До Кандалакши километром
100-150. Вокруг сплошные болота в условиях вечной мерзлоты.
Поставили тушенку на огонь, на запах стало сбегаться всякое
непуганое зверье. Особенно понравился маленький хищный зверек,
наверное горностай, который нагло лез прямо в руки и выхватывал
еду.

Наконец мы дождались прохода экспериментального сверхтяжелого
поезда. Отошли метров на 20-30 от полотна с приборами. Стоим
на замерзшем болоте, рядом стоит палатка с приборами. Идет поезд.
Вдруг замерзшая земля начинает ходить ходуном. Под слоем
замерзшей почвы оказалась вода, и поезд поднял волны величиной до
полуметра. И было полное ощущение, что под нами волны земли.
Страшно невозможно. Что только в первую секунду не подумали –
землетрясение, взрыв и т.д. Поезд шел минуту, все наше
оборудование и нас раскидало. Когда прошел поезд, и мы пришли в
себя, то увидели, как со всех лап по болоту в лес удирает
испугавшийся медведь, который затаился совсем недалеко. Повезло,
для нас все обошлось благополучно. Когда мы вернулись с
эксперимента в Кандалакшу, у школьников был последний звонок.
Ребята гуляли по улице в школьной форме и радовались солнечной
погоде, но при этом шел легкий снежок.

Результаты эксперимента были рассмотрены на научно-техническом
совете Российских железных дорог в 2016 году. По итогам были
приняты важнейшие решения по развитию технологий тяжеловесного
движения. Мне объявили благодарность президента ОАО «РЖД», и я
получил грант на развитие научно-педагогических школ в области
железнодорожного транспорта. Но самое главное, что я
опробовал технологии применения беспилотных летательных аппаратов
для оценки состояния железнодорожного пути.

Что касается недавнего вручения мне премии Правительства Москвы
за разработки в области мониторинга железнодорожной
инфраструктуры средствами глобального аэрокосмического наблюдения
на территориях масштабного техногенного изменения и городской
застройки, то это вдохновляющее на дальнейшие разработки
признание. Получается, что научное сообщество и городские власти
оценили  перспективность и важность результатов моего
труда. 

 

[Фото: Максим Железнов]

Департамент образования и науки города Москвы

Источник: scientificrussia.ru